Автор Тема: авторы журнала "Русская жизнь": новый взгляд на журналистику  (Прочитано 8112 раз)

Оффлайн Наташа Выговская

  • Филологи 2.0
  • Постоялец
  • *
  • Сообщений: 237
rulife.ru

На сайте журнала "Русская жизнь" представлен довольно широкий спектр остросоциальных тем, которые подаются в новой упаковке, граничащих с литературными жанрами. Авторы Е. Пищикова, Прилепин З., Д. Ольшанский и ряд других  в своих работах высвечивают повседневные стороны русской жизни, облекая свои рассуждения в форму рассказов, очерков и жанров, которые я бы отнесла к неформатным. В рецензии на книгу О. Кашина "Действовавшие лица" редколлегия утверждает, что эта книга "не просто сборник журнальных статей. Это именно цельное повествование (правда, без начала и без конца). Сталкивая на страницах книги некогда непримримых оппонентов, каждый из которых имеет собственную точку зрения на одни и те же события, Олег Кашин создает если не точный, то, по крайней мере, стереоскопический портрет эпохи — той, которая еще вчера была нашей современностью, и которая завтра станет частью национальной истории — славной и трагической, великой и нелепой, безнадежной и вдохновляющей". Эти же слова, с моей точки зрения, можно адресовать и всему проекту "Русская жизнь".
Новая форма повествования о современности как никогда актуальна и востребована, так как, по моему убеждению, СМИ нужен новый язык описания реальности. Как вы думаете, та ли эта форма и каков может быть и должен быть будущий язык журналистики?

Оффлайн Kalashnikova

  • Филологи 2.0
  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 22
Думаю, одна из доминирующих черт современного человека - это тщестлавие и стремление к "Ячеству". Людям без особых способностей хочется попасть "в телевизор" и стать (пусть на месяц или год) известными всей стране, а талантливому человеку (журналисту, в частности) хочется попасть в "нетленку". Ему мало писать о насущных проблемах, которые через десять лет перестанут быть актуальными, ему мало быть востребованным и нужным сейчас, ему хочется забронировать для себя место на полке среди "классиков"  ;) Поэтому журналисты все чаще становятся писателями, а журналистика - все ближе к литературе. :)

Оффлайн Наташа Выговская

  • Филологи 2.0
  • Постоялец
  • *
  • Сообщений: 237
На мой взгляд, журналист, помимо тщеславного желания попасть в нетленку, испытывает еще и стеснение жанра, ибо репортажный стиль предполагает решение задачи по информированию читателя, в данном же случае усилена рефлексирующая составляющая. Журналисты-писатели используют свой культурно-исторический багаж в текстах с тематикой, заданной временем и пространством. Они перестают быть искушенными селекционерами необычных сюжетов, выращенных в своем воображении. Они берут факт и пишут литературу. По-моему, это новая "литература факта", о которой писали теоретики нового Лефа, они, как известно, были против литературы вымысла, именуемой беллетристикой, и за примат литературы факта. по-моему, очень интересная идея.Вот, например, Ев. Пищикова пишет миниатюру под названием "Драный ты козел" http://www.rulife.ru/index.php?mode=article&artID=1106/: описывает семейные сцены, в них мы обнаруживаем "микроисследование".
"Крик — это жанр устного народного творчества. Есть былина, сказка, анекдот, матерная частушка, сплетня. А есть — крик. Ругань как обрядовая песня: «Ой, да что б тебя, драный ты козел, ты опять вчера в гараже сидел...»",
следующим сравнением, отсылающим к архетипическим образам, становится карнавал , как в древние времена, когда он являлся своеобразной формой протеста, манифестацией свободы от жесткой власти монархии и церкви):"Ну и, наконец, — «скандал-карнавал», самый яркий и полнокровный тип семейной сцены.

К скандалу-карнавалу чаще всего (осознанно и неосознанно) прибегают семьи скучающие, не умеющие себя занять ничем, кроме «дела». Но все дела переделаны, на дворе вечер. Телевизор, конечно... Скучно друг с другом! Бесконечна скука совместной жизни, а жизнь вообще-то ведь трудная. Тяжелая, и работать приходится много. Как же не выплеснуть тяжесть, как обойтись без крика, без бесчинства, без «разрешенного» стыда".
Также автор упоминает Набокова, Платонова, дает интересные наблюдения тут же, одновременно рассматривая типологию семейных скандалов: "Замечали ли вы внутреннюю стесненность и неловкость зрителя-мужчины, вынужденного смотреть удачную мелодраму? Что ж, понятно почему — по уши влюбленный юнец на экране по большому счету вид имеет далеко не героический. О, конечно, сколько силы в его прекрасной слабости, но попробуй докажи гольяновскому мужику, сдуру забредшему на сеанс, что молодца и сопли красят. Ведь даже счастливый в любви мужчина не выглядит победителем. Он же трогательный. На глазах раздосадованного зрителя, свой же брат-герой, брателло, взрослый пацан, публично мечется в рассуждении, как бы угодить девчонке. У него печальные ищущие глаза, он бледен; на него смотреть стыдно! Он уязвим, раздет и громко взволнованно дышит, когда целуется. В боевиках мужчина никогда не пыхтит как паровоз, когда целуется — там только партнерши голос подают. Какой мужчина захочет публично припоминать время своего жениховства — постыдное время, проведенное на женской половине жизни? Кроме того, хорошие фильмы «про любовь» только в женщин вселяют светлую печаль. Женщина печалится, что с ней чего-то важного, прелестного так и не произошло, а мужчина раздражается, когда ему напоминают, что, возможно, он сам это «самое важное» и не сделал. Начало любви — все еще мужская работа. Трепетно ждать у кромки волн любимого — дело хорошее; но, скажем, закупать тряпки немыслимого красного цвета, фрахтовать корабль, нанимать музыкантов и все такое прочее — все-таки мужчина же должен, нет?"

Мне кажется, это совершенно новый способ говорить о повседневности,  застывшей в шаблонах-бытовизмах. Понятно, что автор не пишет об украинском газе или о секторе Газа. Он пишет неформатно, непарадно и, вместе с тем, о насущном, о том, что перед нашими глазами позади телеэкрана, сохраняя свой, уникальный авторский "почерк" мысли.


Оффлайн Kalashnikova

  • Филологи 2.0
  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 22
Наташа! А есть разница между прозой бытописателя-журналиста и бытописателя-историка, скажем, медика и других на уровне формы, стиля, образности, выбора сюжета, быть может, и т.д.?

Оффлайн Наташа Выговская

  • Филологи 2.0
  • Постоялец
  • *
  • Сообщений: 237
Хм-хм, не могу похвастаться экспертными познаниями в данной области, однако могу предположить, что в прозе бытописателя-журналиста из "Русской жизни" по сравнению с прозой историка разница заключается в апеллировании к различным библиотечным слоям прочитанной литературы по теме. Обжитое культурное пространство каждого автора диктует свою образную систему, свои аналогии. У одного, как у автора Евгении Пищиковой, на страницах появляются сравнения с сюжетами из произведений Петрушевской, Пушкина, Набокова и др. В то время как историк может сравнивать различные исторические периоды, сопоставляя, допустим, сталинское время и времена французской революции, а далее, расширяя контекст до эпохи индустриализации и ее типических проявлениях.

Вот и получается интертекст, хотя в данном случае, наверное, больше "открыто" проводимые аналогии с литературой и историей.

Оффлайн Ольга Лукьянова

  • Администратор
  • Старожил
  • *****
  • Сообщений: 315
Наташ! Вижу, у тебя уже есть полноценный материал для рецензии  ;) Предлагаю опубликовать твои мысли о работах в "Русской жизни" в форме рецензии в нашем журнале. В рубрике "Читать рекомендуем". Серьезно.